Алкоголь убивает – Иван Морогин

Здравствуйте. Меня зовут Иван, я родился и вырос в Вологде. В школьные годы учеба давалась мне очень легко. Мне нравилось узнавать что-то новое, нравилось давать правильные ответы на вопросы учителя. А еще я очень любил читать книги. Я представлял себя рядом с героями книг и вместе с ними совершил множество разных подвигов… Когда я заканчивал третий класс в школе №16, мне даже вручили грамоту как самому читающему ученику во всей школе! Оказывается, я брал книги в школьной библиотеке чаще и больше, чем все другие ученики.

Может быть из-за чтения, может еще из-за чего, но в третьем классе у меня стало падать зрение. Боясь, что надо мной будут смеяться, я никому не сказал, что стал плохо видеть. А так как я сидел за последней партой, мне стало сложнее понимать, что объяснял учитель.

Где-то в пятом классе я услышал тяжелый рок и познакомился с парнями, которые были старше меня. Они выглядели совсем не так, как все остальные люди в Советском Союзе. У них были длинные волосы, у кого-то ирокезы на голове. В 80-е годы это было вызывающе и, как мне казалось тогда, круто. Обучение в школе меня уже не привлекало, и я проводил все больше и больше времени в «тусовке». В школу я стал ходить в джинсах, а не в школьной форме, отрастил волосы, конфликтуя по этому поводу и с преподавателями в школе, и с родителями дома, и с соседями… Я начал курить и употреблять алкоголь в 12 лет! В школе у нас образовалась своя «крутая» компания: панки, рок-н-рольщики. Нас называли неформалами. У нас была своя комнатка в школе, где мы, закрывшись на ключ, курили, играли в карты и дышали клеем вместо уроков. В старших классах мы чаще ходили на «Планерку» за пивом с 12-ти литровыми ведрами, чем на уроки. В пивнухе буфетчица баба Шура называла нас сынками и продавал нам пиво без очереди. Мы передавали наши ведра через головы мужиков в очереди, которые только посмеивались над подрастающим поколением. Мы часто ездили пить пиво в Ярославль, где оно продавалось свободно на каждом углу. Да и в Ярославской «тусовке» нас уважали, так как мы были безбашенными неформалами.

В неполные 15 лет я стоял на учете в детской комнате милиции как злостный хулиган, токсикоман и алкоголик. Ну и в наркологии, конечно. А в стране началась антиалкогольная компания. Нормальный алкоголь достать было не всегда возможно. Мы нашли выход и пили стеклоочиститель «Быстрый», чтобы хоть как-то сорвало голову. Я помню, как мы ходили по Бывалово с ведром «Быстрого», разбавленного водой, иначе его было невозможно пить. Мы черпали кружками и пили эту гадость. Люди шарахались от нас.

На одной из комиссий по делам несовершеннолетних моя мама подписала бумагу о моем принудительном лечении от токсикомании и алкоголя в «дурке» в Кувшиново. А в шесть утра за мной приехали санитары из психбольницы. Я не знаю, почему они не применили ко мне силу, ведь у них было на руках разрешение, но я послал их подальше и ушел из дома. Я был «тусовщиком», и просто уехал в Ярославль к друзьям. Домой я вернулся через несколько дней к огромной радости родителей, которые меня все же любили.

А я уже любил свободу! Мне тогда казалось, что я действительно свободен от всего на свете. Из школы я был выгнан со справкой, работать не хотел. Получив паспорт гражданина СССР в 16 лет, я стал свободно разъезжать по тусовкам с друзьями: Ярославль, Питер, Москва… Рок-концерты, Рок-клубы, драки, «вписки», «тусовки», алкоголь, таблетки-колеса, анаша, гашиш, мак… Все перемешалось в жизни.

В 18 лет меня каким-то чудом отправили в армию, хотя я до этого не был ни на одной медкомиссии. Пока я отдавал Родине долг, моих друзей стали сажать в тюрьму. А те, кого не посадили, стали наркоманами.

Когда я вернулся из армии домой, я присоединился к ним. Я иногда кололся и часто бухал. Просто не видел больше ни в чем смысла. Друзья стали умирать один за одним… Кто-то повесился, кто-то утонул по пьяни, кто-то упал с крыши, когда полез через балкон домой за деньгами родителей, у кого-то был передоз… Я помню лето 1995 года, когда из нашей тусовки за три месяца умерли 12 человек…

Мнимая свобода оказалась самым ужасающим рабством. Я хотел вырваться из этого замкнутого круга, но не находил выхода. Когда мои друзья, с которыми я кололся, умерли, я стал пить еще больше. У меня стали отказывать почки, из-за гепатита С диагностировали предциррозное состояние печени. А я слушал музыку, пьянствовал и ожидал смерти.

В 33 года у меня не было ни семьи, ни профессии, ни работы – ничего… Все, что можно было разрушить в жизни, я разрушил…

Но однажды, когда я валялся дома в кошмарном похмельном угаре и физически не мог даже доползти до кухни, чтобы смочить пересохшее горло, ко мне в комнату зашел мой старый друг. Я не видел его уже много лет и вообще сомневался, жив ли он, так как он был еще безбашеннее меня. Именно с ним мы начинали пить в школе. Когда меня забрали в армию, он сел в тюрьму. Между его отсидками мы встречались, пили, потом он снова куда-то пропадал.

Но в этот раз он выглядел совершенно по-другому. Я просто не узнавал своего старого друга! Он выглядел так, как будто вообще никогда не пил, а живет нормальной, «человеческой» жизнью. Больше того, он даже не курил! Это меня очень потрясло. Он начал рассказывать мне об Иисусе Христе, о Его любви к нам и смерти на кресте за все наши грехи. О том, что Бог изменил его и может изменить меня. Я слушал своего бывшего собутыльника, и верил, и не верил, одновременно. Вроде бы в то, что он говорил, поверить невозможно… Но ведь вот он, мой друг, сидит передо мной, совершенно измененный. Не поверить в перемены, которые произошли с ним, тоже невозможно…

В тот раз он оставил меня в раздумье. Потом он пришел еще раз, принес мне Библию в подарок. «Ты же любишь читать, вот и читай», – сказал он. Раз за разом он приходил и говорил мне о Боге, пока однажды я не согласился сходить с ним в христианскую церковь «Дом Горшечнка» в воскресенье.

Это было в феврале 2009 года. В тот день я узнал, что Иисус Христос – живой Бог, который умер за мои грехи и воскрес на третий день по Писанию. Я поверил в это всем своим сердцем, и Бог дал мне шанс исправить то, что я разрушил. В тот февральский день Господь поднял меня из грязной трясины, в которой я задыхался, тонул и ждал смерти, не зная, что есть другая жизнь. И жизнь эта — в любви Божьей.

Господь дал мне новую жизнь в тот день. И дал мне настоящую свободу в Своей любви… ту самую свободу, которую я везде искал, и никак не мог найти.

Сегодня у меня есть любящая жена и радость в жизни. Я живу полноценной жизнью и не стремлюсь к смерти, как это было несколько лет назад. И у меня есть цель, для чего жить. Эта цель – рассказать о великой Божьей любви таким же потерянным и заблудившимся в жизни людям, каким был я сам. И, может быть, прочитав этот рассказ, ты тоже откроешь свое сердце Иисусу Христу, как однажды это сделал я. Я верю в это!

Оставить Комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *